Состоялась конференция «Проблемы гуманитарной безопасности Беларуси»

В Минске в конференц-зале отеля «Орбита» 4 мая 2013 года состоялась конференция, посвященная гуманитарной безопасности Беларуси.  В мероприятии в качестве экспертов и участников приняли участие ряд представителей научной и творческой элиты Беларуси, предприниматели, управленцы. В качестве эксперта на конференции выступил исполнительный директор Института развития демократии и социального рынка для Беларуси и Восточной Европы Александр Шемякин.

Гуманитарная безопасность–комплексное понятие, которое является необходимым условием и вместе с тем неотъемлемым элементом национальной безопасности в целом. Под гуманитарной безопасностью, как правило, понимается состояние защищенности жизни, здоровья и благополучия граждан государства, а также духовно-нравственных ценностей общества и интеллектуального потенциала страны от реальных и потенциальных угроз. Соответственно, в сферу гуманитарной безопасности включают, среди прочего, этническую, интеллектуальную и культурную (духовно-нравственную) безопасность.

Следует отметить, что в настоящее время при исследовании вопросов безопасности гуманитарным аспектам отводится второстепенная роль, а зачастую они вообще упускаются из виду; также они явно недооцениваются в качестве факторов, способных обеспечить устойчивое развитие социальной системы.

Конференция включала в себя три панели (секции).

В ходе первой из них обсуждались вопросы формирования национальной историографии.

В качестве тезисов дискуссии наибольший интерес представляют следующие:

1. В настоящее время в Беларуси параллельно существуют две историографии. Первая практически создается учеными и энтузиастами без участия (в большинстве случаев) государства. Вторая, официальная,  опирается на «наследие» печально известного  Л. Абецедарского.

2. Интерес представляет вопрос, почему беларуские власти не видят очевидных преимуществ перехода на национальные позиции. Связано это может быть просто с ленью ответственных должностных лиц, которым проще использовать советские наработки.

3. Кроме того доминирование советского «наследия» связано с электоральной ситуацией: в Беларуси ещё сильны просоветские взгляды особенно среди людей пожилого возраста. Последние в силу демографической ситуации (снижение рождаемости) представляют значительную массу избирателей. Причем большинство из них поддерживает беларуские власти.

4. Широкое использование советских идеологических штампов  беларускими властями во многом направлено на завоевание и удержание симпатии части российского электората, ностальгирующего по временам СССР. Советское идеологическое наследие позволяет беларуским властям противостоять давлению Кремля за счет апеллирования к просоветски настроенной части российского электората. Однако это ресурс заканчивается, происходит естественная смена поколений.   

5. Парадокс состоит в том, что нет никаких противоречий между современной политикой беларуского государства и национальной историографией. Более того, последняя может стать существенным идейным подспорьем для самостоятельности беларуских властей. Советская историография уже фактически неактуальна, так как устарела и не находит отклика у общества (особенно — у молодежи).

6. Официальная историография пока не демонстрирует ярких ученых-историков.

7. Путь к десоветизации беларуского государства состоит в повседневной рутинной работе историков-патриотов с опорой на общественность и СМИ.

8. Огромное значение имеет создание национального пантеона, как образца должного поведения, особенно для молодежи.

9. Также отмечена важная роль монументальной пропаганды. Любой политический режим начинает свою агитацию с памятников и топонимики. В современных условиях необходимо начать исправлять последствия «топонимического геноцида» — возврат старых названий улиц, природных объектов и населенных пунктов. В этой ситуации очень важно мнение самих местных жителей, для формирования которого необходима робота с местными сообществами с целью начала процесса десоветизации и возвращения к историческим наименованиям.  Основная трудность —  пассивность населения.

10. Пассивность населения является закономерным результатом  постоянного физического уничтожения национальной элиты в течение последних 200 лет.

11. Частью создания национальной историографии является популяризация истории Западной  Беларуси периода польской оккупации.

12. Популяризация историографии лежит через её «облегчение», она должна подаваться языком, доступным простому обывателю, в привлекательной форме. Между тем в Беларуси, как и в России, продолжает доминировать академический язык в изложении исторических материалов.

13. Высказано суждение о том, что каждое поколение имеет свою историю. Поэтому сомнительна возможность формирования общей историографии. Необходимо искать точки для соприкосновений различных историографических концепций.

14. Только общественность может и должна продвигать национальные взгляды на историю страны. Возможности для этого есть: власть не помогает, но и не мешает. Следует  просто проявлять активность и настойчивость.

Второй по очереди стала секция посвященная современному культурному пространству Беларуси и её взаимосвязи с общемировыми тенденциями. К наиболее интересным тезисам можно отнести следующие:

1. Поставлено под сомнение определение беларуской культуры как отдельной некоей цивилизации. Тем более, которая находится в некоем  враждебном окружении.

2. Одной из базовых особенностей национальной культуры является манихейский комплекс (разделение на «своих»-хороших и плохих-«чужих»). При этом прошлое, когда Беларусь была частью западной цивилизации в средневековый период, рассматривается как Золотой век, несмотря на то, что тогда происходило активное проникновение западных ценностей на беларуские земли.

3. Поиск места Беларуси на цивилизационной карте — основная задача национального  гуманитарного дискурса. Не следует искать некоей особой беларуской модели.  Таким образом, ключевым вопросом культуры  является цивилизационный выбор беларуского социума.

4. Беларусь находится в зоне лимитрофа, а ему в целом присущ поиск некоей особости.

5. Если в Европе переход к современной культуре опирался на традиционную общность, то в Беларуси за годы советской власти традиционная культура была разрушена, а новая не создана.

6. Все выступающие увязывали культурную ситуацию с геополитической.

7. Высокая национальная культура невозможна в обществе, в котором господствует страх, несвобода.

8. Беларусам не хватает самоуверенности, даже наглости. Проблема  в том, что  большинство беларусов воспринимают свою культуру как провинциальную. 

9. Языковой фактор важен для ощущения культурной и интеллектуальной самодостаточности. При этом нет какого-либо конфликтного восприятия беларуского языка. Как показывает практика многих участников, русскоязычные граждане Беларуси оказавших в беларускоязычной среде достаточно беспроблемно и быстро начинают использовать национальный язык.  

Завершала конференцию секция, посвященного проблематике  государственного контроля над информацией, её необходимости и возможности.  Ключевыми тезисами дискуссии стали:

1. Полный и абсолютный контроль над информационным полем в Беларуси невозможен по определению. И не нужен. Речь может вестись лишь о  контроле информации по отдельным тематикам.

2. Формы контроля над информационным полем зависят от уровня развития государства и общества.
3. В целом современное беларуское государство не использует на практике в полной мере все предусмотренные его же законами формы и методы информационного контроля.

4. Следует четко отграничивать свободу распространения информации и контрпропаганду как форму информационной войны.

5. Информация в настоящее время выступает важным фактором манипуляции обществом и личностью. Повышение уровня образования является основным механизмом пресечения такой манипуляции. Однако связь между уровнем образованности человека и его уязвимостью перед манипуляцией посредством информации для многих участников конференции представляется неочевидной.

6. Опыт Израиля демонстрирует, что наличие цензуры допустимо в том числе и в демократическом обществе.

7. С другой стороны, пресечение распространению вредной или экстремистской информации в Беларуси связано с рядом опасных моментов. Во-первых, нет четкого понятия вредности или экстремизма, в этой связи высока вероятность злоупотреблений в сфере классификации информации. Во-вторых, существует смешение исторического или культурного явления и антинациональной политической платформы, которая зачастую присваивает себе те же или схожие маркеры. Например, наследие вечевого строя домонгольской Руси не имеет ничего общего с политическими  претензиями Москвы. Последние по сути являются концепцией деспотии и рабовладения. 

8. Свобода информации в политическом процессе в целом не исключает наличия цензуры в обществе.

9. Ключевым фактором обеспечения информационной безопасности Беларуси становится не только разработанная концепция своей истории и своего места в мире, но беларуский национальный взгляд на место и историю соседних стран. Даже если последним он не нравится.

Видео научно-практической конференции «Проблемы гуманитарной безопасности Беларуси»

Источник: Belarus Security Blog; Институт беларуской истории и культуры.